Preview

Концепт: философия, религия, культура

Расширенный поиск
№ 3 (2017)

РЕЦЕНЗИИ 

141-146 76
Аннотация
Шестопал А.В. МГИМО: лица и поколения / Алексей Шестопал. Моск. государст. институт международных отношений (ун-т) М-ва иностр. дел Российской Федерации, кафедра философии им. А.Ф. Шишкина, Иберо-американский центр. М., МГИМО-Университет, 2016. 200 с., 4 л. ил.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ 

ФИЛОСОФИЯ 

22-28 92
Аннотация
В статье рассматривается возможность прогнозирования социальных процессов. Характеризуются и сравниваются основные типы прогнозов: пророчество, предсказание, научный прогноз. Выделяется общее и различия между ними. Утверждается, что вопрос о предсказательной силе мантических систем не имеет удовлетворительного ответа. Точные гадания, предсказания и гороскопы основаны на «эффекте выпуклости»: выделяющееся из общего ряда хорошо запоминается, в то время как несбывшееся забывают. Спрос общества на мантику в современном мире вызван его сложностью и высоким динамизмом перемен. Перед лицом фундаментальной неопределённости человек пытается нащупать путеводную нить определённости в окружающем его хаосе. Не имеет принципиального значения, получает ли вопрошающий знание о будущем или лишь иллюзию такого знания - в любом случае это обеспечивает его столь необходимой психологической уверенностью. По своей предсказательной силе и качеству научные прогнозы немногим отличаются от ненаучных мантик. Имеющиеся успешные прогнозы основаны на экстраполяции и применении статистических закономерностей. В то же время наука не в состоянии предвидеть случайных и маловероятных, но крайне важных событий («чёрных лебедей»). Экстраполяция исторических тенденций и использование статистических закономерностей на сегодняшний день - аналитический предел современного научного знания. Хотя для судеб обществ, государств и индивидов гораздо важнее повороты и зигзаги, обеспечиваемые редкими и важными - поворотными - событиями, их мы предсказать не в состоянии. В то же время научное прогнозирование, подобно мантическим системам, обладает важным психотерапевтическим эффектом, порождая у человека иллюзию контроля будущего. С незапамятных времён люди пытались увидеть будущее - личное и семейное, будущее своего народа и собственной страны. Это устремление имманентно роду человеческому, пытавшемуся уменьшить фундаментальную неопределённость личной и социальной жизни. Первые предсказательные системы (как системы, а не отдельные приёмы) насчитывают по крайней мере три тысячи лет (астрология в Вавилоне и «И Цзин» в Китае).
29-43 175
Аннотация
В статье исследуется формулирование и развитие роли и значения культуры в международных отношениях с точки зрения концепций внешней политики Российской Федерации после исчезновения Советского Союза. На материале пяти таких концепций показан последовательный рост внимания к этому фактору международных отношений. В статье также анализируются причины этого явления. Во-первых, содержанием международных отношений современных западных государств и после завершения холодной войны остаётся не конструктивное сотрудничество и партнёрство, на которое рассчитывало руководство новой России после 1991 г., а тотальная конкуренция. Во-вторых, паритет в оружии массового уничтожения, достигнутый во время противостояния США и СССР, который пока сдерживает новый глобальный конфликт, вынудил перенести эту конкуренцию в культурное поле, сделать приоритетным направлением соперничества информационные войны. Этому способствовали и достижения научного и технического прогресса, в том числе электронные средства массовой информации и коммуникации. Победа в такой войне представляет собой не захват территории противника, а культурное доминирование над ним и, как следствие, управление всеми его ресурсами посредством систем образования, ценностей, культуры. Поэтому в концепциях внешней политики Российской Федерации появились тезисы о том, что «глобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение, что предполагает конкуренцию между различными ценностными ориентирами и моделями развития…»; «реакция на перспективу утраты историческим Западом своей монополии на глобализационные процессы находит своё выражение, в частности, в инерции политико-психологической установки на «сдерживание» России…», а «стратегия односторонних действий… ведёт к росту напряжённости в межцивилизационных отношениях; натиску глобализации подвергается культурная самобытность подавляющего большинства стран и народов».
44-49 110
Аннотация
В статье анализируется активизация регионалистской культурно-политической риторики в российском медийном пространстве, обозначаются основные тезисы и цели современных региональных групп и движений. В ней внимание обращается и на то, что идеология современного регионализма распространяется не только и не столько среди элит национальных республик, сколько идея культурной и политической автономии самопроявляется в регионах с преобладающим русским населением. Также анализируются причины заметного ослабления автономистских настроений после присоединения к России Крыма и начала войны в Донбассе. В работе феномен регионализма рассматривается с точки зрения философии культуры и под двумя углами зрения: как политическая технология, которая направлена на конструирование новой региональной идентичности и новых обликов регионов, и в то же время - как идеология, которая использует эту технологию. С одной стороны, отмечается, что регионализм напоминает ребрендинг регионального культурного ландшафта, то есть изменение восприятия региональных образов местным населением. Регионализм создаёт и даёт новые трактовки местным географическим и архитектурным особенностям, топонимике, биографиям местных исторических деятелей и региональной истории. С другой стороны, регионализм анализируется автором как идеология культурной, экономической и политической независимости региона в современном глобальном мире, как один из видов современной идеологии глобализма, направленной на борьбу с историческим феноменом национального государства. По мысли автора, для понимания природы регионализма его можно сравнить с национализмом. Если национализм - идеология, обслуживающая функционирование национального государства со времён Вестфальского мира, то регионализм - это идеология, обслуживающая функционирование региона (локального и надгосударственного) как политического субъекта поствестфальского глобального мира. Кроме того, в статье отмечается, что идеологи регионализма в России делают попытки использовать эту концепцию для усиления протестной повестки дня в России.

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

50-56 177
Аннотация
В статье освещается жизненный путь деятеля РПЦ начала ХХ в., прославленного в 2000 г. для общецерковного почитания в лике священномучеников, Василия (Богоявленского), Архиепископа Черниговского и Нежинского, присутствующего члена Святейшего Синода, члена Поместного Собора, 150 лет со дня рождения которого отмечается в 2017 г. Этапы жизни Владыки представлены в соответствии с хронологией и географией: тамбовский (29 лет семейной жизни, учёбы и службы сельским пастырем), казанский (12 лет академического обучения, богословских трудов и службы городским священником, вдовство), харьковский (1,5 года службы викарным епископом), черниговский (ректорство в семинарии и 6 лет святительского служения), петербургские (иночества в Александро-Невской лавре, работы в Синоде и, наконец, период гонений на В.Д. Богоявленского), тверской (управления Теребенской пустынью), московский (последний этап жизни в должности управляющего Заиконоспасским монастырём, Благочинного ставропигиальных монастырей, участие в Поместном Соборе), наконец, поездка в Пермь в качестве главы Соборной комиссии по расследованию убийства сщмч. Андроника (Никольского) и мученическая кончина там 27 августа 1918 г. При анализе деяний священномученика использованы как недавно опубликованные, так и не публиковавшиеся архивные материалы, мемуары современников и информация из прижизненных справочных изданий, научные тексты. Кроме того, при написании статьи автор как родственница В.Д. Богоявленского опиралась на некоторые документы из домашнего архива и сведения, сохранённые в устной семейной традиции.

КУЛЬТУРОЛОГИЯ 

57-64 85
Аннотация
Вопрос о национальных моделях жизненного устройства и национальных интересах с необходимостью сводится к вопросу о культурах и ценностях. Эти понятия сегодня - одни из наиболее употребляемых в научных работах и публицистических выступлениях, количество которых постоянно и быстро растёт. Однако в большинстве случаев их авторы либо считают вопрос о культурах и ценностях абсолютно ясным, а потому не останавливаются на их природе и свойствах, либо всё же иногда, для наглядности, перечисляют через запятую, некоторые, причём самые разные культуры и ценности, определяя их, таким образом, равновеликими и равнозначными. Между тем, политика, основанная на таких теоретических построениях, не приводит ни к положительному межкультурному взаимодействию в целом, ни к развитию и большему счастью каждого отдельного человека. Напротив, такая политика периодически сводится к призывам «терпеть», не поясняя, сколько терпеть и, главное, во имя чего, с какой целью терпеть. В конце концов, под давлением фактов такая политика объявляется провальной. Причина этого заключается в наличии в таком подходе к культуре типичных проблем, не решение которых, тем более игнорирование, ведёт к ничем не обоснованным выводам. Среди основных - логические ошибки, метафизический подход к культуре вместо исторического, смешение процессов глобализации и локализации, попытки заменить науку политикой. По мере роста остроты межкультурных проблем всё труднее обходить эту ситуацию молчанием, находить более или менее удобоваримые объяснения продолжению политики толерантности.

МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ 

82-90 171
Аннотация
В статье рассматривается вопрос о значимости аксиологических знаний в процессе межкультурной коммуникации. В ситуации глобализированного мира общение с представителями других культур становится неизбежным процессом, от успеха которого зависит качество жизни как индивида, так и общества в целом. При этом актору межкультурной коммуникации сегодня уже недостаточно информации о поведенческих особенностях в инокультурной среде, но необходимо знание ценностных ориентаций и установок, превалирующих в том или ином обществе. Обосновывается важность использования потенциала эмпатии как базового навыка межкультурной коммуникации. В результате анализа двух типов эмпатии - эмоциональной и когнитивной, делается вывод об эффективности использования когнитивной эмпатии в ходе межкультурного общения, так как именно она позволяет расширять мировоззрение и «видеть мир глазами другого человека». Безусловно, у человечества имеется набор универсальных ценностей, однако в разных культурах ценностные приоритеты и иерархия будут различаться. Поэтому компаративный кросс-культурный анализ ценностей будет содействовать установлению успешного диалога между культурами. Естественно, что для выявления аксиологических приоритетов разных культур необходимо провести определённые замеры и исследования. В качестве методологической основы была взята теория, предложенная американскими антропологами Френсис Клакхон и Фредом Стродтбеком, согласно которой культуры классифицируются в соответствии с пятью показателями: временем, деятельностью, отношениями, связью человек-природа, природой человека. Рост религиозного фактора в современном мире предполагает повышение пристального внимания к вопросу о религиозной аксиологии. Более того, именно религиозные системы сформировали ценностные каркасы различных культур. В связи с тем, что основными религиозными системами на современном этапе являются ислам и христианство, в статье делается скромная попытка проанализировать ценности, предлагаемые двумя религиозными системами: суннитским исламом и православным христианством.
91-103 115
Аннотация
При строгом соотнесении А. Мандзони и Ф.М. Достоевского с конкретными художественными направлениями творчества их можно называть современниками: Мандзони известен как виднейший представитель итальянского романтизма, в то время как Достоевский вошёл в историю как новатор русского реалистического романа. Удовлетвориться этими формальными атрибуциями в нашем случае было бы не совсем верно, поскольку речь идёт о России и Италии, странах, в которых развитие романтического и реалистического направления в искусстве имело свои особенности. Когда в России реализм приближался к своему кризису, в Италии его путь только начинался. Если от творчества А. Мандзони литературные тропы вели к социальному роману, то роман Ф.М. Достоевского стал вратами в «Серебряный век русской культуры». До сегодняшнего времени ведётся открытая дискуссия о теоретической возможности или невозможности «трагизма» в наследии Мандзони. Реальность присутствия этого трагизма во многом связана не с безусловно трагической судьбой романных героев, а с наличием антиномий в авторской поэтике как таковой. Известно, что ключевым противопоставлением между Мандзони и Леопарди выступает католицизм первого и атеизм второго, однако несколько исследователей фиксируют, напротив, скрытую религиозность мировоззрения Леопарди, которая проявляется именно посредством трагического сознания. «Все бывают или могут быть довольными собой, кроме человека, - пишет молодой Дж. Леопарди в «Дневнике размышлений», - а это показывает, что его существование не ограничивается этим миром, как, напротив, существование других существ». «Кажется, что человеческая природа непреодолимо подталкивает нас ко злу по причинам, независящим от своего арбитра, - пишет Мандзони в сочинении «У позорного столба» - <...> В этом ужасе и рождается мысль, обречённая на существование меж двух безумных святотатств: неверия в провидение или обвинения его во всех бедах».
104-112 110
Аннотация
Настоящая статья представляет собой квинтэссенцию идей немецкого социолога Макса Вебера относительно возможности государства занять лидирующее положение на международной арене. Сам классик социологии был не просто кабинетным ученым, но и практическим политиком. Он участвовал в составлении конституции Веймарской республики, его идеи о парламенте и рейхспрезиденстве нашли отражение и в конституции современной ФРГ. Автор полагает, что обращение к трудам Макса Вебера позволит ответить на важный для современной России вопрос: как занять лидирующее положение в современном глобализирующемся мире? Руководствуясь работами немецкого классика, автор предлагает обратить внимание на один из аспектов, который играет немаловажную роль при построении сильного государства, а именно на формирование единой национальной идентичности. Сплоченная нация, построенная на многовековой межэтнической коммуникации, может стать надёжным инструментом для проведения эффективной внешней политики, если интересы нации и государства совпадают. Данная концепция рассмотрена на примере опыта Великобритании как центра Британского Содружества, Германии как лидера Европейского союза и России. Исследование носит теоретический характер с применением системного, герменевтического, сравнительного и историко-генетического методов. В настоящей статье исследуются этапы формирования национальной идентичности Великобритании, Германии и России с учётом влияния особенностей межкультурной коммуникации этносов, населяющих эти страны. В работе представлен анализ влияния сплочённой нации на проведение привлекательных и непривлекательных идей государственных лидеров во внешней политике. Настоящая статья написана с привлечением материалов диссертационного исследования автора «Эвристический потенциал концепции политической власти Макса Вебера», защищённого в 2012 г. на факультете социологии СПбГУ.
113-119 87
Аннотация
В статье рассматриваются метафоры, используемые в антитеррористическом дискурсе. Автор исследует метафору не только как средство номинации действительности, но и анализирует её влияние на мышление человека, при этом ссылаясь на примеры того, как метафора в конечном итоге создаёт новую реальность. Учитывая тот факт, что одной из наиболее значимых единиц концептосферы современного общества является «терроризм», автор рассматривает некоторые метафоры, которые используются в современных СМИ в контексте борьбы с этим злом. Автор находит примеры подобного использования метафор в современном российском, французском и американском медийном дискурсе. Исходя из того, что метафорическая система языка отражает именно те ценности, которые характерны для соответствующей культуры, автор условно разделяет метафоры на универсальные и культурно-варьирующиеся. К универсальным относятся метафоры «войны», «общего врага», а в качестве примера культурно-варьирующихся метафор можно привести «бизнес», «бренд», «спорт». Автор анализирует ту систему импликаций, которая выстраивается у представителей той или иной культуры при использовании конкретной метафоры. Причины культурного своеобразия метафор связаны с факторами разного порядка: политическими, историческими, климатическими. Например, известный факт, что в американской культуре большое внимание уделяется спорту, находит своё отражение и в метафорах: «Политические лидеры упускают мяч в пользу террористов», «…Сейчас, когда безопасности страны угрожает серьёзная опасность [терроризм], мы упустили мяч из виду… », «Технические гиганты объединяются в команду для борьбы с терроризмом». В статье автор приводит примеры метафор на русском, английской, французском языках.

ИСКУССТВО 

120-128 105
Аннотация
Интерес к творчеству В.В. Кандинского специалистов разных областей - историков, искусствоведов, художников-практиков, философов, - не только дань мастеру в честь недавно состоявшегося 150-летия со дня его рождения. Значение абстракционизма, одним из основоположников которого он стал, выходит далеко за рамки собственно эстетической концепции. Абстракционизм как стиль мышления роднит науку и искусство, выводя абстрактную живопись на уровень нового творческого метода, во многом определившего судьбы культуры ХХ в. При этом всё ещё требуют осмысления идеи Кандинского, насыщенные метафизическими коннотациями. Особый интерес с этой точки зрения представляет специфический символизм, воплотивший в нефигуративной живописи идею синтеза искусств. С одной стороны, здесь Кандинский следует уже сложившейся традиции теоретических и практических поисков европейской философии искусства. С другой стороны, оригинальная версия анализа «параллели» звуков и «видов» позволила художнику вывести свою собственную «формулу», предшествующую всякой образности. Осуществлённый им сплав психологического, религиозного и метафизического аспектов познания обрёл при этом резонансные формы выразительности. Творческий прорыв, реализованный в «беспредметной живописи», претендует таким образом на решение как сугубо художественных задач, так и базовой задачи познания - выхода ума, «глаза», к самой действительности, а не её «копиям»-образам, представленным в сознании с помощью тех или иных чувственных проекций. Вместе с тем, Кандинский, как это ни парадоксально, не третирует чувственность как таковую, оставляя за ней право давать то, что она может дать: впечатления. Задача абстрактной (беспредметной) живописи состоит, таким образом, в том, чтобы найти внутренне присущие предметам формы, сами по себе беспредметные и вместе с тем составляющие основу предметности. Здесь прослеживается влияние на Кандинского научных открытий начала ХХ века, им самим отчётливо осознаваемое и признаваемое. В этом смысле Кандинский - не только художник, но и один из родоначальников современной версии метафизики, отталкивающейся от нового понимания формальных принципов бытия в их соотношении с предметной реальностью. Данное соотношение представляет собой символическое прочтение реальности, не перечёркивающее (как иногда считается) достижения предшествующей культуры, но придающее её возможным интерпретациям новые ракурсы, интересные с различных точек зрения.
129-140 104
Аннотация
Статья посвящена анализу культуры модерна как целостности, воспринятой «сквозь призму» творческого сознания Дж.Б. Пиранези. В ней подчёркивается, что именно в качестве творца таковой Пиранези оказался актуален для современников и потомков, фиксируется вначале модернистский характер авторской самооценки и понимания им специфики художественной правды. А творческое «я» художника осознаётся как автономный центр, источник формирования индивидуального видения реальности, и, в то же время, как результат свободного творческого самовыражения, что претендует на истинное «эйдетическое» видение реальности. Показательно, что данное понимание роли художника и художества оформлялось уже на заре Нового времени, начиная с эпохи Ренессанса. Как квинтэссенция метода создания целостности и, соответственно, раскрытия истинной сущности изображаемого, в статье рассмотрен жанр каприччио (от итал. каприз, фантазия, прыжок козы, от лат. capra - коза). Его первый философский анализ был осуществлён живописцем и теоретиком искусства В. Кардучо, жившим на рубеже XVI - XVII вв., который писал, что художник должен преодолевать копирование натуры и открывать нехоженые пути в её отражении, уподобляясь скачущей по горам козе. В настоящей статье Дж.Б. Пиранези представлен как мастер этого жанра и рассмотрен ряд примеров, где он, давая волю фантазии, соединяет несоединимое и тем самым выражает идею целого (картины «Каприччи», «Гротески» и др.). При рассмотрении созданного Пиранези целостного, завершённого видения эпохи модерна возникает ощущение, что в его воображении сама эта эпоха организована по принципу каприччио. В статье самосознание Пиранези представлено как соединяющее в себе характерные черты ренессансного, барочного, просветительского миропониманий. Автор вместе с тем предполагает, что характер соединения элементов в целое у Пиранези является барочным. Здесь выделены и рассмотрены отдельные «срезы» видения архитектором и гравером своей эпохи, показано, что Пиранези удалось увидеть и предсказать и негативные следствия подхода к действительности с позиций автономного разума. Итоговая оценка состоит в том, что свойственная модернити убеждённость в способности индивидуального творческого «я» к верному эйдетическому целостному видению реальности у Пиранези осталась непоколебимой.

ИНТЕРВЬЮ 

7-21 71
Аннотация
Интервью с историком, членом-корреспондентом Сербской академии наук и искусств, в настоящее время - Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Сербия в Российской Федерации Славенко Терзичем (С.Т.). Беседу вела доктор философских наук, профессор М.В. Силантьева (М.С.). В подготовке интервью принимали участие старший преподаватель МГИМО, специалист по сербской культуре Л.В. Нехай и кандидат философских наук М.А. Халиль. Интервью было дано специально для журнала «Концепт: философия, религия, культура».

ЛИНГВОКУЛЬТУРА 

65-74 163
Аннотация
Проблемы, связанные с функциональной нагрузкой культуроносной и языковой составляющих межкультурной коммуникации, анализируемые культурологами и лингвистами отдельно друг от друга, по мнению автора, нуждаются в комплексном рассмотрении. Статья содержит попытку объединения и того и другого подходов: на материале диахронного историко - культурного описания русско-французского диалога проводится анализ контактов одновременно в сфере культур и в сфере языков. Выделяются следующие периоды: 1) XI век - отмечен возникновением династических связей; 2) XVI - XVII вв. - время ознакомления стран друг с другом; 3) XVIII век ознаменован пробуждением интереса к России; 4) XIX век - период, когда Россия начинает вносить свой вклад в культурную жизнь Франции; 5) XX - XXI вв. - время расширения и углубления связей. Автор показывает, что контакты между Францией и Россией прошли десятивековой путь развития, на протяжении которого принимали различные формы. Общее направление процесса межкультурного взаимодействия может быть охарактеризовано как активизация, расширение и углубление. Для России характерны периоды: а) освоения французской культуры; 6) переосмысления её идей и ценностей; в) взаимовлияния и совместного производства культурных ценностей. Франция пришла к совместному производству культурных ценностей через: а) путешествия, б) пребывания французов на административных должностях в России, в) русскую тему в искусстве. Взаимодействие между рассматриваемыми культурами происходило в разных сферах с разной степенью интенсивности. Присутствие русской культуры во Франции определённее всего проявилось в области театра, музыки, балета, кино. В России результаты контактов с культурой Франции заметнее в области живописи, прикладного искусства, костюма, парфюмерного и парикмахерского дела. Наблюдения над языковой составляющей процесса межкультурной коммуникации ведутся по следующим параметрам: установление статуса рассматриваемого языка в данной культуре; использование иностранных слов и выражений в той или иной социальной сфере; место иностранного языка в школьном и вузовском образовании; разработка словарей и грамматик; появление переводов научной и художественной литературы. Автор показывает, что для России характерен более ранний и более глубокий интерес к изучению языка Франции. Особое место в исследованиях по данной проблематике занимает рассмотрение заимствований иностранных слов. Лингвистические наблюдения существенно конкретизируют, дополняют и уточняют историко-культурологический анализ.
75-81 97
Аннотация
Статья посвящена формированию лингвостановедческой компетенции у будущих международников-арабистов в рамках курса лингвострановедения как одного из аспектов изучения арабского языка. Этот курс был разработан на кафедре языков стран Ближнего и Среднего Востока Московского государственного института международных отношений. Его целью является ознакомление студентов с традициями и обычаями арабских народов, их религиозными устоями и этическими принципами, семейными отношениями, праздниками, культурно-историческим наследием и другими вопросами, касающимися обычной жизни арабского общества. Данный аспект, как и специальные курсы, более подробно изучающие отдельные стороны жизни арабских стран - историю, экономику, политику и другие, решает важную задачу воспитания личности будущего работника во внешнеполитической или внешнеэкономической сферах. Молодой дипломат должен обладать не только широким кругозором и специальными знаниями, но и проявлять подлинную толерантность в межкультурном диалоге и способность отстаивать национальные интересы при полном взаимопонимании и взаимодействии с представителями другой этно-культурной общности, с уважением относясь к чужим традициям и обычаям. Для решения поставленной задачи на базе курса лингвострановедения было создано учебное пособие, содержащее оригинальные материалы на арабском языке: тексты, аудиозаписи, видеофильмы. Для их лучшего усвоения в пособие включены тренировочные упражнения различной направленности. Работа с пособием по лингвострановедению позволяет студентам дополнить информацию, полученную по другим дисциплинам и сформировать полноценную лингвострановедческую компетенцию, необходимую для дальнейшей работы на международном поприще, в частности, в арабских странах.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2541-8831 (Print)
ISSN 2619-0540 (Online)